12:10 - 12:40
Люди РФ. Пути-дороги семьи Натёкиных
Далее
в эфире
12:40 – 13:00
Дни регионов. Пензенская область
13:00 – 13:15
Наша марка. ЛиАЗ
13:15 – 13:55
Час региона. Республика Башкортостан
13:55 – 14:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 24 мая 2019 года
14:00 – 14:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 25 мая 2019 года
14:10 – 14:25
Дни регионов. Башкортостан
14:25 – 14:55
д/ф "История забытого народа"
14:55 – 15:00
Региональная пресса. Выпуск 24 мая 2019 года
15:00 – 15:50
д/ф "Революция глазами иностранцев"
15:50 – 16:00
Обзор «Российской газеты». Выпуск 22 мая 2019 года
16:00 – 16:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 25 мая 2019 года
16:10 – 16:25
Наша марка. Тульская гармонь
16:25 – 16:50
Дни регионов. Самарская область
16:50 – 17:00
Ирина Рукавишникова. Новый закон снизит бюрократическую нагрузку на учителей
17:00 – 17:45
«Сенат». Развитие Арктики
17:45 – 18:00
Сергей Калашников. Генератор проектов социально-экономического развития регионов ускорит реализацию всех нацпроектов РФ
18:00 – 18:10
Новости Совета Федерации. Выпуск от 25 мая 2019 года
18:10 – 18:40
Люди РФ. Пути-дороги семьи Натёкиных
18:40
Дни регионов. Пензенская область

Санкционные игры. Ставки уже сделаны или всё еще впереди?

Коллаж: «Вместе-РФ»
Коллаж: «Вместе-РФ»

Санкционный узел проблем интересен тем, что сложно обнаружить или обозначить точку его отсчета. Кто-то предлагает вести «санкционную летопись» с крымского референдума, другие вспоминают, что так называемый «акт Магнитского» был принят годом ранее. Можно помянуть и пресловутую поправку Джексона-Вэника, которой, вообще, 45 лет от роду. Так или иначе, санкционные игры на мировом политическом и экономическом поле продолжаются не один десяток лет. Тем не менее, последние пять лет стали рекордными по обмену рестрикционными любезностями между Россией и Старым-Новым Светом.

Kongress.jpg
Фото: обсуждение санкций против России в Конгрессе США

Закоперщиком обычно выступают США. При том, что товарооборот с Российской Федерацией у заатлантического гиганта стабильно низкий. Разделяя свои «санкционные пакеты» по так называемым «блокирующим» и «секторальным» разделам Вашингтон умело обходит сферы, которые лично ему выгодны и принципиальны. К примеру, сотрудничество в космосе, поставку двигателей, редких металлов и прочее. Россию же пытаются оградить от новых технологий и рынка кредитов. Успешна ли такая игра?

«Какова была на самом деле главная цель этих санкций? Подорвать нашу экономику. Как видите, эта попытка провалилась. Сегодня санкции только тормозят развитие отношений с европейскими партнёрами, не говоря уже об убытках, которые несут все. Ведь и мы были вынуждены ввести ответные ограничения, но при этом сразу сказали: не мы инициаторы санкционной войны, и свои ограничения мы готовы немедленно снять, как только другая сторона сделает первый шаг. Но Евросоюз, как зачарованный, следует за США и продолжает из года в год продлевать свои санкции. Так что давайте будем откровенны: это действительно никому не нужно и не выгодно. Да и «воспитательный эффект» – нулевой. Многие наши партнёры осознают всю бесперспективность этой линии»

Дмитрий Медведев, председатель Правительства России. 5 марта 2019 г., фрагмент интервью изданию «Люксембургер Ворт»
Sticker.jpg

Тем не менее, потери российской экономики от многочисленных санкционных пакетов очевидны. Аналитики Bloomberg Economics говорят о том, что за пять последних лет из-за рестрикций разного уровня Россия не досчиталась до 10% в росте ВВП. В реальном денежном выражении потери составили до 200 миллиардов долларов, убыток из-за недополученной прибыли и потери инвестиций – еще в несколько раз больше. На другой стороне «санкционной скамьи» находится «старушка Европа». Ее убытки рассчитываются примерно в тех же порядках. Только от эмбарго на поставку продовольствия на российские рынки европейские производители уже потеряли более 100 миллиардов евро. Такой вот нерадостный обмен или размен. Но, самое главное, достигнут ли результат, ради которого все это затевалось? Иногда складывается впечатление, что организаторы добились обратного эффекта.

«Если ставилась цель изменить политическое поведение России, то, наверное, эта стратегия провалилась. Что касается экономического эффекта санкций, то он, несомненно, был: они оказали давление на экономических агентов в России, сузили круг товаров и услуг, доступных российским гражданам. С другой стороны, макроэкономический эффект был отчасти позитивным. Многие российские компании фактически оказались отрезаны от мировых рынков капитала, уход зарубежных кредиторов заставил их пересмотреть свою экономическую стратегию. В итоге мы увидели существенное снижение долговой нагрузки. Внешний долг за пять лет снизился на 30%»

Владимир Тихомиров, главный экономист BCS Global Markets

Когда говорят о санкциях, то сразу всплывает пресловутый «сырный вопрос». Смогла ли Россия без ущерба для себя и интересов своих потребителей миновать Сциллу и Харибду взаимных ограничений? Министерство сельского хозяйства докладывает, что в прошлом году сыровары увеличили объем продукции на 2,5 %. В тоннах общий объем производства составил 472 тысячи. Плюс есть еще так называемые по новой классификации «сырные продукты». Суммарный объем производства в этом году должен составить 700 тысяч тонн. Есть ли претензии к качеству? Безусловно. Но даже они стимулируют новации. Здесь и введение понятной маркировки, и новый принцип «раздельных полок» для продукции разного состава и сортности.

Cheese.jpg
Фото: производство сыра в Ростовской области на предприятии ОАО «Сальское молоко»

Некоторые эксперты считают, что по нормам и способам защиты своего покупателя и потребителя Россия уже обогнала страны ЕС. А волнует ли его, этого самого потребителя, санкционные проблемы и все, что с ними связано? Социологи отвечают – волнуют, но опосредованно. Вот ключевые темы, на которые сегодня реагируют респонденты «Левада-центра». Большинство ( 62%) беспокоит рост цен, 44% отмечают бедность населения как тревожащий фактор, 41% к таковым причисляют системную коррупцию. Опрос свежий, февральский. Проблемы санкций, как повода для волнений, в нем нет. Зато волнуется Европа. Италия заявляет о том, что размышляет об одностороннем выходе из санкционного режима. Премьер Джузеппе Конте считает, что рестрикции сильно бьют по экономике его страны. Это из последних цитат, которые транслирует агентство Reuters. Замглавы Еврокомиссии и кандидат в президенты Словакии Марош Шевкович говорит определеннее: «Я думаю, что необходимо искать способ, который поможет снова запустить диалог с Россией». Российские же официальные лица «санкционную проблему» на стол переговоров не выкладывают. Об этом тот же МИД заявлял неоднократно. Однако сам факт размахивания разными ограничительными дубинами рассматривает как деструктивный. Тем более, когда в мире появился новый объект для битья. Министр Лавров теперь наблюдает и оценивает санкционные меры по Венесуэле.

Lavrov.jpg
Фото: глава МИД РФ Сергей Лавров

«Даже находясь в турне по региону Персидского залива, я стараюсь следить за тем, что происходит в мире, но отслеживать все аррогантные и неправомерные заявления Вашингтона не хватает ни времени, ни желания. Если было заявлено, что все, кто поддерживают законного Президента Венесуэлы Н.Мадуро, будут подвержены санкциям, то это – лишнее подтверждение тому, что американская дипломатия быстро утрачивает вкус и способность к использованию дипломатических методов и инструментов и переходит на язык, который никогда не был характерным для дипломатии. Надеюсь, что этот пример ни для кого не будет заразительным»

Сергей Лавров, министр иностранных дел России

От санкционных деклараций до реальной политики, как выясняется, дистанция велика. Немецкие аналитики утверждают, что объем инвестиций в экономику России превысил прежние показатели. Два миллиарда евро – это только прямые вливания за прошлый год. Глава Российско-Германской внешнеторговой Палаты Маттиас Шепп считает, что инвесторам интересен и российский рынок и его достаточно квалифицированные кадры. А соседи-поляки говорят о своей беде. Обоюдные рестрикции породили колоссальный дисбаланс в торговом польско-российском обороте. Польша поставляет товаров на 4,6 миллиарда евро, а экспортирует из России на 15. Разница в три раза. «Яблоко раздора» – это не только про Польшу. Так можно говорить о всем «санкционном витке». США красиво его подвесило, но сумеет ли сохранить в таком состоянии? Вопрос уже выходит из риторического функционала. Проблема только во времени.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»

Вместе-РФ в Яндекс.Новости

Похожие новости: