04:15 - 04:20
Обзор «Российской газеты». Выпуск 30 июля 2020 года
Далее
в эфире
04:20 – 05:00
Документальный фильм. Петр Лебедев
05:00 – 05:15
Новости
05:15 – 05:25
Сергей Калашников. Народная дипломатия в решении социально-экономического кризиса
05:25 – 05:55
Десять месяцев, которые потрясли мир. Восьмая серия. "Война дворцам!"
05:55 – 06:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 31 июля 2020 года
06:00 – 06:15
Новости
06:15 – 06:30
Инна Святенко. Итоги весенней сессии СФ: комитет по социальной политике
06:30 – 06:45
Знакомьтесь - сенатор Владимир Круглый
06:45 – 06:55
На законных основаниях. Ограничение на курение вейпов и кальянов
06:55 – 07:00
Обзор «Российской газеты». Выпуск 30 июля 2020 года
07:00 – 07:15
Новости
07:15 – 07:25
Валерий Семенов. Обеспечение сбалансированности федерального бюджета
07:25 – 07:55
«Крупным планом». «Бесплатные гектары»: итоги 2019 года
07:55 – 08:00
«Парламентская газета». Обзор номера от 31 июля 2020 года
08:00 – 08:15
Новости
08:15 – 08:30
Наша марка. Табасаранские ковры
08:30 – 08:45
Отражение событий 1917 года. Выпуск №10. Борис Никитин. Воспоминания
08:45 – 09:00
Золотая серия России. Выпуск 10. Всеволод Пудовкин. Время крупным планом
09:00
Новости

Вирус для мигрантов. Насколько опасен он для всего общества?

Относится к теме: Эпидемия коронавируса
Фото: //Рэмблер
Фото: //Рэмблер

Сколько сегодня в России работают и живут иностранных рабочих не знают даже самые всемогущие ведомства. В прошлом году ФСБ впервые предоставила статистику въезда из стран ближнего зарубежья. Масштабы впечатляют. Из Узбекистана приехали 918 тысяч человек, Таджикистан прислал более полумиллиона, Киргизия – почти 300 тысяч, Украина – 165. Общее число «пришельцев» за все годы открытых границ оценивается примерно в 2,5 миллиона человек. Далеко не все они зарегистрированы, почти никто не может получить медицинский полис, следовательно, и обращения за врачебной помощью поступают только в экстренных случаях. Предприятия, на которых до введения карантина трудились мигранты, сейчас переживают не самые лучшие времена. Общепит закрыт практически полностью, работы по благоустройству заморожены, строительный рынок еще держится, но объемы его упали почти на 70%. Указ Президента от 18 апреля дал шанс. Тех, кто вынужденно остался в России можно привлекать на работу без соответствующего разрешения и патента. Но только сфера «трудоприменения» существенно сузилась.

«Поэтому можно предположить, что мигранты сейчас активнее прочих «обживают» растущие сервисы доставки. Сфера доставки и так в значительной мере мигрантская, а значит, доступ туда проще. Впрочем, и конкуренция сейчас там выросла.
Тем не менее значительная часть мигрантов лишилась или лишится работы. По ним кризис бьет обычно сильнее, чем по всем остальным, потому что их труд наиболее прекарный: часто они работают без договоров, более того, ежемесячно им надо платить за патент, а кроме того, их работа редко может осуществляться онлайн, а «каникулы с сохранением зарплаты» распространяются далеко не на всех из них»

Евгений Варшавер, старший научный сотрудник РАНХиГС

Распространить общероссийские выплаты и пособия для работающих мигрантов достаточно проблематично. Тем более, эта мера вызывает возмущение у «коренных» россиян, многие из них сами лишились рабочих мест и приезжих теперь воспринимают как прямых конкурентов. Поэтому и звучат самые радикальные предложения из уст ультраконсерваторов.

«Зачем нам в экономическом кризисе трудовые мигранты? Мы зачем валежником бочку с порохом декорируем? Если у нас через два месяца, когда закончатся все карантинные меры, граждане страны останутся без работы? Я предлагаю, безусловно, депортировать тех, за кого не вписывается работодатель. Если работодатель даёт список, этот список конечный. В нём паспорта, адреса. Значит, работодатель отвечает за своих сотрудников, у него есть «денежная подушка», он их кормит и знает, что через два месяца он продолжит стройку»

Константин Малафеев, учредитель телеканала «Царьград»

Меры, действительно, радикальные, но трудноосуществимые. Авиасообщения со странами-реципиентами мигрантов нет. Вывозить их на автобусах – проблематично. Тем более, что и земляки их принимать явно не очень готовы. Страны ближнего зарубежья не торопятся раскрывать свою статистику по количеству зараженных коронавирусом. Создается впечатление, что их там нет вовсе. Но это не так. Кстати, и в России мигранты зачастую выпадают из статистики печальных антирекордов. Иногда обращения доходят до мусульманских общин, но мечети закрыты и в сети появляются крики о помощи.

«За помощью на данный момент обратилось свыше 10 тысяч человек. Это узбеки, киргизы, таджики. Мигранты сейчас вынуждены жить в квартирах по 20-30 человек, им нечего есть, они боятся выходить на улицу. Есть люди, которые ничего не ели уже неделю»

фрагмент материала портала Pravda.ru

Безысходность и безвыходность толкает к преступлениям. Это очевидно и эту проблему, и опасность понимают в Кремле. Во всяком случае, в администрации Президента проводилось несколько совещаний именно по поводу возможного «мигрантского взрыва». Статистика МВД тому подтверждение - только за январь-март этого года (самое начало эпидемии и карантина) иностранные граждане совершили 9,5 тысяч преступлений, рост на 2,2% по сравнению с прошлым годом. На долю граждан СНГ приходится почти 8,5 тыс. преступлений: рост + 3,1%.

«Из России они уехать не могут, денег заработать не могут, выйти из своей изоляции - тоже. Это очень серьезный вопрос. У стариков уже отбирают продукты возле магазинов, но самое сложное начнется после карантина»

Александр Михайлов, генерал-майор ФСБ в запасе

Это прогнозы от эксперта спецслужб, экономисты их поддерживают. Никакими штрафами или другими превентивными мерами мигрантов не запугать. Штрафы они оплатить не в состоянии, легальных доходов, зачастую, не имеют. Выход на «большую дорогу» становится единственным шансом.

«Трудовые мигранты, мимо которых прошли меры поддержки населению, предложенные правительством, могут быть поставлены в условия, когда они будут вынуждены совершать преступления для удовлетворения базовых потребностей. Это может привести к межнациональным конфликтам. Уже сегодня в социальных сетях распространяется информация, что группы мигрантов дежурят возле крупных гипермаркетов и выискивают потенциальных жертв для ограбления. Считаю, мы будем иметь разгул преступности, мы будем иметь нападения, мы уже сейчас имеем людей, у которых уже закончились деньги»

Михаил Делягин, экономист

Выходов из ситуации не так уж и много. Массовые депортации, которые предлагают радикалы, попросту невозможны, пусть даже, в силу закрытых границ. Поэтапный выход из карантина восстановит часть закрытых предприятий, но всю сферу приложения «мигрантского труда» не перекроет. Остается один путь – натурализация приезжих и системное вписывание их в условия среды. Это сложно, затратно, но возможно. Вопрос один – готово ли общество принять такой вариант.

Михаил Михайлов, «Вместе-РФ»


ВМЕСТЕ-РФ в Telegram

Ранее по теме: